Анатолий Ушаков: «Доля отечественного ПО в ТМХ превышает 60% и продолжает расти»

12 июля 2022

В начале июня в ходе конференции «Цифровая индустрия промышленной России-2022» председатель Правительства РФ Михаил Мишустин сообщил, что доля российского программного обеспечения (ПО) на промышленных предприятиях страны не превышает 25%. У «Трансмашхолдинга» (ТМХ) этот показатель существенно выше, однако компании предстоит еще решать ряд серьезных задач в текущих условиях. Об ИТ-инфраструктуре крупнейшего российского производителя подвижного состава в интервью ROLLINGSTOCK рассказал директор по информационным технологиям ТМХ Анатолий Ушаков.

Анатолий Анатольевич, какая доля российского ПО применяется в бизнес-процессах ТМХ сегодня?

Исторически сложилось, что ТМХ с момента своего основания пошел по альтернативному пути, который предполагал не интеграцию зарубежного бизнес-софта, что делали многие коллеги, а установку российских решений. Тогда холдинг находился в достаточно ограниченных финансовых условиях, в связи с чем нужно было искать решения, которые будут выполнять требуемые задачи и находиться в доступном ценовом диапазоне. В связи с этим само собой так сложилось, что основной учетной системой в холдинге является 1С. В свою очередь разработку новой продукции, структуры изделия, мы сегодня ведем в белорусской системе IPS разработки компании «Интермех».

Таким образом, по двум основным системам мы импортозамещены, а в целом доля отечественного программного обеспечения в ТМХ превышает 60% и продолжает возрастать. При этом по системе 1C наш холдинг является крупнейшем внедрением в стране: у нас сейчас в ней работают свыше 30 организаций разного профиля и почти 40 тысяч пользователей с сотнями разных профилей. По мнению 1С, у нас очень высокая глубина автоматизации и проникновения учетной системы в процессы предприятия. Внедрение российского ПО – долгосрочная стратегия ТМХ, которая реализуется на протяжении как минимум 15 лет.

Внедрена ли в ТМХ система планирования продаж и выполнения контрактов S&OP (Sales and Operations Planning)?

Такой процесс, конечно, есть, но в железнодорожном машиностроении своя специфика. У нас все планирование идет от годового бизнес-плана, так как продукция поставляется нескольким крупнейшим потребителям продукции, формирующим и реализующим годовые инвестпрограммы. Он поддержан полностью автоматизированной системой, которая разрабатывалась как элемент цепочки поддержки продаж. Но в результате она преобразовалась в модуль, где мы формируем наш бизнес-план для передачи на предприятия. То есть процесс есть, но он распределен по нескольким информационным системам, которые участвуют в обработке данных.

ГК «ЛокоТех» включена в систему учета ТМХ?

Да, «ЛокоТех» находится в этой системе. Собственно, именно «ЛокоТех» и объединение с ним (в 2018 году акционеры 100% «Трансмашхолдинг» и 100% ООО «ЛокоТех-Сервис» объединили свои вложения. – прим. ред.) стало драйвером перехода к более современной единой системе учета 1С:ERP.

А TMH International?

Там также было выбрано внедрение 1С:ERP, однако из-за резкого изменения геополитической ситуации любые активности по гармонизации такой цифровой инфраструктуры заморожены.

Есть ли в самой системе 1C:ERP импортные модули?

Линейка программного обеспечения 1С состоит из программного комплекса, включающего сервер и клиентские приложения, и базы данных. Сервер базы данных, к сожалению, импортный, это решение Microsoft SQL. Менять решение, которое использует весь мир, ранее было нецелесообразным. Пока мы еще можем использовать Microsoft SQL в связи со своими контрактными отношениями с этим разработчиком (интервью было проведено до 8 июня, когда Microsoft объявила о полном уходе из России, однако сохранив обслуживание по действующим контрактам. – прим. ред.).

В то же время мы рассматриваем переход на PostgreSQL, которая является свободной системой управления базами данных, но внимательно оцениваем динамику, с которой будет совершенствоваться продукт в текущих условиях.

В изменениях таких систем очень важно чувствовать баланс. С учетом масштабов нашей системы, когда тысячи пользователей работают в ней одновременно, критичной становится скорость работы сервера: он должен функционировать как часы. Балансируя между необходимостью и ответственностью, мы будем выбирать момент времени для перехода на отечественные решения. Но, безусловно, в текущих условиях переход будет неминуем.

А если говорить про программное обеспечение для проектирования?

Это уже упомянутая IPS из Беларуси, она, так сказать, очищена от санкционного влияния. Однако ситуация с сервером базы данных аналогичная.

Какие требования в текущих условиях предъявляете к поставщикам программного обеспечения?

Задача на этот год – максимально, насколько это возможно, снизить долю импортного программного обеспечения. Поставщика мы выбираем исходя из таких критериев, как количество разработчиков, эффективность службы поддержки, частота обновлений, потенциал к развитию в целом. Однако отмечу, что сейчас нагрузка по замене программного обеспечения ложится в первую очередь на собственных сотрудников, так как помощь вендора будет эффективной при решении лишь самых сложных вопросов. Поэтому мы в том числе делаем упор на повышение профессионального уровня собственных сотрудников.

Насколько в России импортозамещена база стандартов в части цифровизации промышленности, то есть насколько она уникальна и не является, условно говоря, переведенной с других языков?

В промышленной цифровизации стратегическое значение имеет то программное обеспечение и та аппаратная часть, на которой реализуется эта цифровизация. Если с программным обеспечением все относительно в порядке, то аппаратная часть – ключевой вызов на сегодня. Для того, чтобы уйти от импорта в этом направлении, нужны отечественные процессоры, способные обрабатывать большие потоки данных, имеющие высокую плотность компоновки элементов для интеграции в малогабаритные и энергоэффективные датчики, требуемые для цифровизации в большом количестве.

Для полной независимости нам нужно полностью уйти от экосистемы Intel, а все программное обеспечение адаптировать к другой аппаратной части. Это долгий процесс, результат которого мы вряд ли сможем увидеть до 2030 года.

Беседовал Сергей Белов, "ROLLINGSTOCK Agency"